Павел Майборода. Военная компания Юлиана в Галлии сквозь призму римского военного историка

Павел Майборода

Военная компания Юлиана в Галлии

сквозь призму римского военного историка

Галльская кампания Юлиана 356–358.jpg


Флавий Клавдий Юлиан, более известный как Юлиан Отступник, является одним из наиболее противоречивых и ярких героев эпохи заката Римской империи. Нет, он не оставил, подобно Цицерону, яркого литературного наследия1 (все свои труды Юлиан писал в спешке, проводя ночи без сна), однако его личность произвела на современников столь большое впечатление, что наиболее талантливые писатели, относящиеся, как к языческому, так и к христианскому лагерю, посвятили ему значительное количество апологетических и обличительных трудов. Так, в труде последнего крупного римского историка Аммиана Марцеллина («Деяния») Юлиан выступает главным героем, смело реформировавшим существующий порядок вещей, философом на троне, чья ранняя гибель была трагедией для Римской державы. В то же время Аммиана не напрасно называют «военным историком»2: он подробнее других биографов Юлиана описывает военные компании, которые тот вёл в разное время.

Эта статья посвящена изучению военной компании Юлиана в Галлии (355-355, от прибытия Юлиана в Галлию до битвы при Аргенторате) в описании Аммиана Марцеллина. Мы специально остановимся на сравнении военной тактики римлян (возглавляемых Юлианом) и варваров, а также коснёмся вопроса отношения Аммиана Марцеллина к варварам.

Исследования, посвящённые военным компаниям Юлиана в Галлии можно разделить на две группы: общие труды по истории военного искусства и войн и специальные исследования, посвящённые тем или иным аспектам военных действий в Галлии. Из первых нужно отметить труды П. Коннели3, Г. Дельбрюка4, А. Голсуорти5 и Е. Разина6. В труде П. Коннели для нас интересны его мысли об упадке римской конницы и о том, что победа при Агенторате была победой исключительно пехоты. Г. Дельбрюк подробно анализирует военную компанию Юлиана в Галлии, отмечает варваризацию римской армии, однако порой он без достаточных на то причин чрезвычайно критично относится к античной традиции. Более взвешенной кажется в этой связи работа А. Голсуорти «Во имя Рима»: в изложении фактов автор следует за Аммианом Марцеллином, что не мешает ему подробно освещать реалии римской тактики и останавливаться на особенностях римской армии в IV в. Е. А. Разин в своём изложении битвы при Агенторате опирался, прежде всего, на Ганса Дельбрюка, поставив своей задачей опровергнуть «националистические» построения немецкого автора. Представляется, что столь жёсткая критика труда Г. Дельбрюка необоснованна, однако не следует забывать, что работа Е. Разина писалась в обстановке Холодной войны и, вполне естественно, была пропитана конкретной идеологической нагрузкой. Из второй группы работ нужно отметить статьи В.И. Холмогорова7, посвящённые римской и варварской стратегии боевых действий. Историк подробно характеризует военные успехи варваров, полагая, что, несмотря на военные победы Юлиана, он не добился полного уничтожения варварских войск. В. Т. Сиротенко8 в своей работе, посвящённой международным отношениям в IV – VI вв., делает вывод, что римляне использовали варваров для подавления мятежей среди населения, что порождало ненависть к последним. Наконец С.А. Лазарев9, анализируя положение римской армии в IV в., выдвигает следующие положения: в это время римская армия сохраняла своё привилегированное положение в обществе, римляне для охраны границ нуждались в привлечении варваров на службу, армия IV в. практически не знает крупных мятежей и используется преимущественно для охраны римского лимеса или для подавления внутренних волнений.

Завершая анализ литературы, нам представляется необходимым отметить, что, несмотря на детальную разработку проблем стратегии римской армии IV в., не получили должного освещения вопросы роли Юлиана в разработке победоносной войны в Галлии, лишь поверхностно освещался вопрос взаимоотношений римлян и варваров во время военных компаний 355-357 гг.; в своём исследовании мы также подробно остановимся на отдельных речевых приёмах, использованных Аммианом для описания военных действий в Галлии.

В ноябре 355 г. Юлиан, проходивший обучение в Афинах, был вызван ко двору и после долгих колебаний назначен цезарем – т.е. вторым человеком в Римской империи после императора Констанция. Ему предстояло отправиться в Галлию для того, чтоб остановить катастрофическое продвижение варварских племён, грозившее Риму полной потерей этой провинции. Мало кто верил, что ученику философов, никогда прежде не бывшему на войне, удастся исправить положение в Галлии, ходили даже слухи, что Констанций специально послал Юлиана с таким опасным заданием: ему нужно было погубить последнего претендента на императорское кресло10.

Юлиан остановился на зимние квартиры в Виенне, а уже в начале следующего года получил известие, что варвары напали на Августодун – одну из важнейших пограничных крепостей. Аммиан пишет, что твердыня была спасена лишь присутствием там гарнизона ветеранов, сравнивая опасность, в которой они оказались с глубочайшей пропастью: «[Августодун лишь благодаря] присутствию военной силы ветеранов, проведших в стычке бессонную ночь, был защищён, как обыкновенно бывает: средство спасения отвращает в критическом положении величайшую опасность».11 Слово, которое тут употребил Аммиан для описания опасности,«abruptum», обычно переводится как «обрыв», «пропасть», «крутизна» и лишь в данном контексте в связи со спасительной смелостью ветеранов, отразивших варваров, может переводится и как «опасность». Таким образом, нам уже тут хотелось бы акцентировать внимание, что «Деяния» Аммиана Марцеллина создавались для того, чтоб произвести эффект прежде всего на слушателей12, поэтому образы Аммиана, благодаря их двузначности, легко предстают перед воображением, словно картины, написанные искусным художником. Это обстоятельство важно для лучшего уяснения рассказа римского историка, потому что ещё не один раз его текст будет содержать в себе два значения – буквальное и образное, причём через второе всегда уточняется и конкретизируется смысл первого.

Узнав о нападении, Юлиан сразу же направляется к Августодуну, но перед тем как дать бой варварам проводит военный совет. Аммиан Марцеллин особенно тщательно описывает военные советы Юлиана, стремясь показать, что цезарь принимает решения не по своему произволу, как это было с августом Констанцием, а лишь после тщательного обдумывания вместе с ближайшим окружением. После того, как план действий был выработан, Юлиан, взяв с собой два легиона катафрактариев (конницы) и баллистариев (одни исследователи идентифицирует их с обслугой при осадных орудиях13, другие считают, что это арбалетчики14) стремительно выступил в путь. Аммиан особо подчёркивает быстроту действий Юлиана, который появлялся в тех местах, где его приход не ждали, за счёт чего не раз захватывал врасплох варваров и разбивал их.

У Трикасин (Труа) состоялась первая стычка Юлиана с варварскими отрядами. Аммиан говорит, что варвары, расположившись в удобных местах, совершили «decursu»15, что может переводиться и как «набег», и как «стекание вниз», т. е. подразумевается, что нападение варвары совершили именно с возвышенной местности и имели более выгодные позиции перед римлянами. Отряд Юлиана легко разбил врагов, но большой выгоды для себя не получил, т.к. большинство нападавших рассеялись, а римляне не могли преследовать их из-за скованности тяжёлыми доспехами.

Хотелось бы отметить, что главным тактическим недостатком римской армии, по сравнению с отрядами варваров, была медленность передвижения – и все римские победы обращались ни во что, благодаря тому, что варвары легко уходили от римских отрядов, а затем с новыми силами продолжали борьбу. Ещё и ещё раз Юлиан будет сталкиваться в Галлии с этой проблемой – и, в конце концов, ему удастся научить собственную армию двигаться действительно быстро, за счёт чего будут разгромлены варвары на Рейне и одержана сокрушительная победа при Агенторате. Как пишет В. И. Холмогоров, опирающийся на сведения Аммиана о военной компании в Галлии, основой стратегической расчёта римлян в это время стала «быстрота действий, нанесение в возможно короткий срок наибольшего количества стремительных ударов. Отсюда всё возрастающая роль конницы в эту эпоху и распадение громоздких, шеститысячных легионов старого времени на небольшие самостоятельные соединения… Отправленный на борьбу с варварами римский полководец… стремился, прежде всего, опираясь на укреплённые города… в ряде следовавших один за другим быстрых походах обойти порученные его защите провинции, преследуя и разбивая по частям рассыпавшихся мелкими отрядами варваров…».16

Прибытие Юлиана в Трикасины после стычки с варварами было настолько внезапным, что жители города решили, «будто в их ворота стучат рассеявшиеся в большом количестве [по округе] варвары»17, и лишь после долгих переговоров цезарь смог войти в эту крепость. Погода стремительно ухудшилась и, заблудившись в тумане при переходе через Децемпаги, Юлиан угодил в засаду, в которой едва не погибло два римских легиона. «[Теперь Юлиан], – пишет Аммиан Марцеллин, – стал предусмотрителен и медлителен, что является преимуществом большинства добрых полководцев, которые заботятся о благополучии воинов».18 Под этими словами Аммиана не следует понимать, что Юлиан стал передвигаться медленнее, преследуя варваров (что противоречило бы тактическим задачам римского войска), а только то, что римский полководец отказался от всяких авантюрных действий, предпочитая осторожность поспешности.

После этого важного урока Юлиан двинулся в Бротомаг, территория вокруг которого была оккупирована варварами, которые, по словам Аммиана, «избегают городов, словно это окружённые сетями могилы»19. Это тёмное место у римского историка можно истолковать следующим образом: существительное «busta», которым обозначена «могила» может также обозначать «гибель», «место сожжения покойников» или «склеп». То, что Аммиан говорит о «сетях» (retiis) наводит на ассоциации с рыбой, пойманной в ловушку с помощью рыболовных сетей, и находящей в них гибель (или, другими словами, могилу, busta). Быть может, Аммиан хочет подчеркнуть вольнолюбие и кочевой характер жизни варваров, проводя сравнение между ними, избегающими городов, словно сетей, куда попадает добыча рыбаков.

У Бротомага состоялось второе сражение Юлиана с варварами. Он выстроил свой строй в виде рогов (in bicornem figuram acie divisa20) и, окружив врагов, уничтожил их. Этот манёвр сделался излюбленным у римского цезаря, и он ещё не раз окружал и разбивал врагов с помощью подобного построения. Вскоре Юлиан отвоевал Колонию Агриппину, разрушенную варварами, и заключил мир с франками. Так закончился первый год пребывания Юлиана в Галлии. Аммиан пишет, что цезарь был подобен человеку, который держит на своих плечах плотину, между таким большим количеством забот он разрывался21. Вряд ли это было риторическим преувеличением: в последующем, когда Юлиан сделался августом, забот у него становилось только больше из-за того, что он пытался вникать буквально во все мелочи, происходящие в государстве. Представляется, что это стало одной из причин нервного переутомления, вследствие которого Юлиан показал себя во время Персидского похода уже не осторожным полководцем, а достойным преемником Нерона или Коммода.

На зимней стоянке цезаря осадили варвары, которые воспользовались сведениями перебежчиков, сообщивших, что с Юлианом находится только небольшой гарнизон. Е. С. Гардин считает, что большое количество перебежчиков, переходивших на сторону варваров, свидетельствует о невыносимом положении в войсках империи и о солидарности угнётённых классов с варварами22. Однако Аммиан сообщает и о перебежчиках у варваров23, поэтому можно предположить, что перебежчики являлись той чертой, в которой пересекались римский и варварский миры. А тот факт, что их становилось всё больше, как с одной, так и с другой стороны, может свидетельствовать об учащении не только военных, но и мирных контактов между двумя армиями.

Благодаря храбрости римлян, нападение было отбито, а Юлиан во время зимнего отдыха тщательно учился маршировать под звуки военного марша, то и дело повторяя изречение Платона: «седло не крепят на быка: совершенно не наше это бремя» (clitellae bovi sunt inpositae: plane non est nostrum onus)24, что должно было означать непригодность бывшего ученика афинских философов к военному делу. Юлиан хорошо понимал, что он на деле опроверг это утверждение, отвоевав значительную часть Галлии и внушив страх варварам, однако, по-видимому, всё ещё не мог поверить в столь значительные успехи на военном поприще; да и он хорошо понимал, что предстоит решающая битва с варварами, которая может перечеркнуть все его предыдущие заслуги.

На следующий год Юлиан разработал план взятия аламаннов в щипцы (geminata forcipis)25, что являлось продолжением предыдущей тактики цезаря, когда он, с помощью расположения строя в виде рогов, окружал варваров. Однако выполнению плана помешал мятеж летов (варварских поселенцев на римской территории) и нерадивое руководство войсками трибуна Барбациона, благодаря чему варвары смогли одержать ряд побед над римской армией и разграбили окрестности Лугдуна (Лиона). Юлиан, подавив мятеж летов, напал на варваров, расположившихся на островах посреди Рейна. Варвары были уничтожены благодаря стремительности нападения и вырезаны поголовно. Аммиан Марцеллин никак не комментирует эти кровавые деяния26, поэтому мы, к сожалению, не можем узнать, как относился сам историк к подобным действиям римской армии.

Тем временем, после побед над Барбационом ряд варварских царей объединился против римлян, выбрав своим главой Хонодомария, который предъявил Юлиану ультиматум: он требовал покинуть варварские владения в Галлии. Закончив укрепление Трёх Таверн, Юлиан двинулся на встречу варварским царям, от которых его отделяло расстояние в двадцать одну милю (тридцать километров). Юлиан предполагал покрыть это расстояние в два перехода, однако войско воспротивилось этому и потребовало от Юлиана, чтобы он вёл их на врагов. Малоосновательным в связи с этим представляется мнение Г. Дельбрюка, который считал, что Юлиан лишь играл на чувствах войска, надеясь вызвать возмущение и последующую атаку варваров27. Немецкий историк недооценивает осторожность Юлиана, который на протяжении всей компании в Галлии не начинал военных действий, не посоветовавшись со своими полководцами, и предпочитал действовать лишь наверняка, подготовив всё для успешного исхода битвы. На этот раз войско, однако, проявило своеволие и Юлиану пришлось подчиниться, начав битву с варварами раньше, чем он предполагал. Аммиан с уважением к врагу описывает выступление Хонодомария28, называя его храбрым солдатом и полководцем, превосходящим всех остальных. Ещё А. И. Немировский, анализируя исторические труды Тацита и Аммиана Марцеллина, писал, что перечитывая их, в глаза бросается их поразительное сходство во многих деталях описаний, в манере письма, в отношении к событиям29. Одним из главных элементов такого сходства является то, что оба историка фокусируют своё внимание на роли варваров в истории Рима, показывая их вождей смелыми борцами за свободу (у Тацита в этой роли выступает Арминий30). Представляется, что изображая Хонодомария, Аммиан следует традициям Тацита, и таким образом, отказывается от представления варваров лишь в тёмных красках (выводы о полном неприятии историком варваров, сделанные В. Д. Нероновой31 применительно к Адрианопольской битве, по нашему мнению, должны быть скорректированы с учётом военной компании в Галлии).

Командовавший левым крылом римлян Север первым пошёл в атаку на варваров, однако, заподозрив засаду, в нерешительности остановился недалеко от варварских позиций. Юлиан, заметив задержку своего войска, кинулся на левый фланг и обратился с пламенной речью к войску32. Аммиан подчёркивает, что цезарь жаждал великих опасностей; такое поведение было характерно для Юлиана в бою – таким же образом он действовал и в Персии, несколько раз подвергнув себя смертельной опасности, и, в конце концов, пав жертвой именно такой своей неосторожности и чрезмерной горячности.

Едва битва началась, как среди варваров прошёл ропот: рядовых бойцов возмутило то, что их предводители бьются на конях33. Г. Дельбрюк считает этот эпизод вымышленным34, что, конечно, ещё раз говорит о гиперкритичности в отношении к фактам немецкого историка. Гораздо более приемлемым выглядит объяснение А. Голсуорти, который проводит параллели с аналогичными выступлениями, произошедшими во время кампаний против варваров Цезаря или Агриколы35. Нам же представляется уместной параллель с рассказом Аммиана о царских скифах и скифах рабах. Последние однажды восстали против первых, изгнав их и установив тем самым справедливость36. Описывая такие эпизоды, Аммиан стремится подчеркнуть, что, с одной стороны, варвары переживают такие же конфликты между простым народом и власть имущими, какие сотрясают в эти годы и Рима, а с другой, показывает, каким радикальным способом решают варвары эти конфликты.

Битва при Аргенторате, построение противников.png

Битва при Аргенторате: построение противников

Мы не будем останавливаться на подробном описании битвы при Агенторате (Страсбурге); её превосходно проанализировали в своих работах историки военного искусства Г. Дельбрюк и Е. А. Разин37. Отметим лишь, что победа в конечном счёте была одержана не в последнюю очередь благодаря смелости Юлиана, который по примеру Суллы остановил бегущие войска и сумел вернуть их к бою с варварами. Другое обстоятельство, которое следовало бы отметить, быстрота действий римлян: большая часть варваров не смогла уйти от римской армии, как это случалось раньше, а погибла, переправляясь через Рейн. Сам Хонодомарий был захвачен римлянами в плен и униженно просил у Юлиана сохранить ему жизнь. Таким образом, римская армия, наконец, смогла передвигаться достаточно быстро, чтобы в этом компоненте не уступать варварам, а эксцентричность характера Юлиана способствовало тому, что отступившие римские войска, устыдились и вернулись к битве, разгромив варваров.

Итак, проанализировав военные компании Юлиана в Галлии (355-357 гг.) в освещении Аммиана Марцеллина, мы заключаем, что выявление двойного значения выражений римского историка – буквального и образного – способствует лучшему пониманию многих тёмных мест в тексте «Истории», а также значительно конкретизирует их. Основываясь на данных Аммиана о перебежчиках, как со стороны варваров, так и со стороны римлян, мы полагаем, что контакты с варварским населением были достаточно интенсивны, а Аммиан, хотя и воспринимает варваров как врагов, но, следуя традициям Тацита, яркими красками рисует их вождей, и в частности, Хонодомария. С назначением Юлиана в Галлию римская тактика сделала значительный шаг вперёд, главным образом, в том, что армия мировой империи научилась передвигаться также быстро, как варвары, зачёт чего был одержан ряд побед в мелких стычках, а также решающая победа при Аргенторате. Наконец, в Галлии впервые обозначилось поведение Юлиана во время войны, с присущими ему, как положительными, так и отрицательными качествами. Юлиан пытался разобраться во всех тонкостях государственных дел, отчего происходила его нервозность, так губительно отразившаяся на Персидской компании, однако, вместе с тем, он умел слушать чужие советы и редко действовал по собственному почину, не посоветовавшись со своими полководцами. Наибольшим же недостатком цезаря было чересчур эксцентричное поведение в бою, когда Юлиан кидался от одного крыла войска к другому, пытаясь подбодрить и наставить отступающих; из-за этого поведения Юлиан не раз подвергал свою жизнь опасности, а в конце концов погиб от неведомого копья, затерявшись в Персии и не в силах осуществить своих слишком высоких устремлений.

Примечания:

  1. Аверинцев С.С. Император Юлиан и становление “византинизма”// В кн.: Традиция в истории культуры. – М., 1978. – с. 81
  2. Laëthem, van B. Ammianus as a military Historian // [Электронный ресурс]: http://odur.let.rug.nl/~drijvers/ammianus/contributions/military.htm
  3. П. Коннели. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. – М., 2001 (часть 8)
  4. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Т.II. Германцы. – М., 1999 (часть II, глава III)
  5. Голсуорти А. Во имя Рима. Люди, которые создали империю. – М., 2006
  6. Разин Е.А. История военного искусства: В 3-х томах. Т. 1. – М., 1999 (глава шестая)
  7. Холмогоров В.И. Римская стратегия в IV в. н.э. у Аммиана Марцеллина // ВДИ, 1939, №3, С. 87 – 98.
  8. Сиротенко В.Т. История международных отношений в Европе во второй половине IV – начале VI в. – Пермь, 1975
  9. Лазарев С.А. Римская армия в период Поздней империи // [Электронный ресурс]: http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1265683769
  10. Аммиан Марцеллин. Римская история / пер. Ю.А. Кулаковского. – К., 1905 – 1907, кн. XVI, XI, 13
  11. Ammianus Marcellinus. Res gestae // [Электронный ресурс]: http://www.thelatinlibrary.com/ammianus.html, l. XVI, II, 1
  12. Удальцова З.В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии (по данным историков IV—VII вв.). М., 1974. – с. 19
  13. Холмогоров В.И. Указ. соч. – с. 91 – 92
  14. Голсуорти А. Указ. соч. – с. 445
  15. Marc., l. XVI, II, 6
  16. Холмогоров В.И. Указ. соч. – с. 91
  17. Marc., l. XVI, II, 7
  18. Ibid, l. XVI, II, 11
  19. Ibid, l. XVI, II, 12
  20. Ibid, l. XVI, II, 13
  21. Ibid, l. XVI, III, 3
  22. Гардин Е.С. Вестготы и римская империя в IV в. н.э. // Учёные записки Ленинградского государственного педагогического института. Т. XXII, 1939. – с. 227
  23. Аммиан Марцеллин, кн. XVI, XI, 9
  24. Marc., l. XVI, V, 10
  25. Marc., l. XVI, XI, 3
  26. Аммиан Марцеллин, кн. XVI, XI, 9
  27. Дельбрюк Г. Указ. соч. – с. 192
  28. Аммиан Марцеллин, кн. XVI, XII, 24
  29. Немировский А.И. Рождение Клио: У истоков исторической мысли. – Воронеж, 1986. – с. 288
  30. Тацит Корнелий. Анналы / пер. А.С. Бобовича. – М., 1993, кн. II, 10
  31. Неронова В. Д. Аммиан Марцеллин о варварах // Ученые записки Пермского государственного университета. 1966. Вып. 143. – с. 67
  32. Аммиан Марцеллин, кн. XVI, XII, 29 – 33
  33. Аммиан Марцеллин, кн. XVI, XII, 34
  34. Дельбрюк Г. Указ. соч. – с. 195
  35. Голсуорти А. Указ. соч. – с. 454
  36. Аммиан Марцеллин, кн. XVII, XII, 18
  37. Дельбрюк Г. Указ. соч. – с. 191 – 196; Разин Е.А. Указ. соч. – с. 453 – 455

Покликання на оригінал («Академія»): https://is.gd/U1bmwk


Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s